Будет пусто

Каждый пятый житель Тольятти хочет покинуть город

18.03.2018 в 15:50, просмотров: 1526

Тольятти занял второе место в антирейтинге городов, оценивающем готовность населения к миграции. По данным проведенного опроса, 19% тольяттинцев в ближайшие год-два планируют переехать в другой регион. Как отмечают эксперты, главная причина такого положения дела — высокая степень зависимости благополучия городского населения от деятельности АвтоВАЗа, который уже давно переживает не лучшие времена.

Будет пусто
Фото: vdmst.ru

Всегда готов

Финансовый университет при Правительстве РФ провел опрос жителей крупных и средних городов для оценки готовности населения к переезду на новое постоянное место жительства. Об этом сообщается на официальном сайте образовательной организации.

Тольятти занял второе место в антирейтинге, составленном по данным этого опроса. О своей готовности в ближайшие год-два переехать в другой регион РФ сообщили 19% респондентов. Больше желающих мигрировать оказалось только в Махачкале, которая и заняла почетное первое место с показателем 20%.

В общей сложности в опросе участвовали жители 38 городов. Помимо уже упомянутых, в пятерку «рекордсменов» попали Омск (17%), Томск (15%) и Челябинск (13%). Средний же показатель составил 8%. Последние три места в списке заняли соответственно Санкт-Петербург, Москва и Тюмень (по 5%). Самаре в этом антирейтинге досталось 33 место — шестое с конца. О своем желании переехать из нее в другой город заявили всего 6% опрошенных.

Как сообщил в своих официальных комментариях руководитель исследования, проректор Финансового университета доктор экономических наук Алексей Зубец, телефонный опрос населения проводился в рамках проекта «Качество жизни в городах России». «Мотивом к миграции в первую очередь является стремление к повышению качества жизни, поиск высокооплачиваемой и квалифицированной работы, условий для получения образования и самореализации, а также возможностей для создания собственного бизнеса», — отметил Зубец в своих комментариях. Ученый делает вывод, что высокий уровень готовности к миграции свидетельствует о низком качестве жизни. И наоборот — «нежелание уезжать из своего города говорит о высокой комфортности среды существования для его жителей». По оценке Зубца, в наибольшей степени к миграции склонна молодежь, особенно студенты, а также россияне с высоким уровнем дохода.

Фото: unian.net

Нечего ловить

По мнению опрошенных «МК-Поволжье» экспертов, результаты проведенного исследования вполне объективно отражают социально-экономическую ситуацию в Тольятти, численность населения которого в течение ряда лет продолжает снижаться. Согласно статистическим данным, с 2015 по 2017 год она уменьшилась с 720 тыс. до 710,5 тыс. человек. Сальдо миграции (разница между прибывшим и убывшим населением) уже который год продолжает оставаться отрицательным. В первом полугодии 2017 года этот показатель составлял 922 человека. За 2016 год сальдо составило -2,7 тыс. человек. Но особенно провальным выдался 2015 год, когда миграционная убыль в городе достигла 8,2 тыс. человек.

— На самом деле ситуация еще хуже, чем показано в статистических данных. В Тольятти очень много людей, которые уехали из города, но не смогли продать свою квартиру. По большей части они даже не выписались из нее, — заметил депутат Самарской губернской Думы, житель Тольятти Алексей Краснов. — В течение последних двух лет статистика отмечает и снижение миграционного потока в наш город из бывших советских республик. Общаясь между собой на уровне национальных диаспор, эти граждане начинают понимать, что в Тольятти им ловить нечего.

Депутат также отметил, что из города уезжают отнюдь не только состоятельные граждане и молодежь.

— Отток молодежи действительно колоссальный. Но немало среди выезжающих и квалифицированных специалистов, которые просто не могут найти в Тольятти работу, — пояснил Краснов.

Фото: brodv.ru

За себя и за того парня

Главную проблему эксперты видят в том, что Тольятти продолжает оставаться моногородом. Жизнь горожан в очень высокой степени зависит от одного предприятия — АвтоВАЗа, который уже давно переживает далеко не лучшие времена. За последние 10 лет численность его работников сократилась втрое — со 120 тыс. до 40 тыс. человек. И тема далеко не закрыта, оптимизация персонала продолжается и по сей день.

Как отметил Алексей Краснов, ближайшим следствием такой политики является снижение реальной заработной платы.

— Зачастую это происходит скрытно, за счет повышения нагрузки на одного рабочего при сохранении прежнего уровня зарплаты, — пояснил он. — Проблема еще и в том, что АвтоВАЗ как самый крупный работодатель является в этом смысле определенным законодателем мод. На него ориентируются другие городские предприятия. Они просто не станут платить за ту же самую работу больше. Все понимают, что трудовых ресурсов на рынке много, при этом люди очень боятся потерять рабочее место.

— Если Центральный и Комсомольский районы города еще худо-бедно выживают за счет химзаводов и некоторых мелких предприятий, то для Автозаводского района последствия массовых сокращений на АвтоВАЗе стали просто катастрофическими. Там все было изначально заточено под АвтоВАЗ, 70-80% жителей работали на конвейере. Сначала увольняли пенсинеров. Те получали вполне приличные компенсации и оставались довольны. Но когда в расход пошли люди среднего возраста, они начали понимать, что в Тольятти им больше нечего делать, — говорит социолог Сергей Дьячков.

Пришли не местные

По мнению Алексея Краснова, Тольятти является моногородом не только потому, что большая часть его населения связана непосредственно с АвтоВАЗом. Вокруг некогда крупнейшего предприятия страны сформировался огромный рынок, участники которого занимались поставкой комплектующих, продажей автомобилей, запчастей и пр. Раньше очень много таких компаний работало в Тольятти. Но после продажи сначала блокирующего, а затем и контрольного пакета акций холдингу Renault-Nissan ситуация коренным образом изменилась.

— Сегодня в фаворе у руководства зарубежные поставщики. В результате почти все местные компании оказались в стадии банкротства или близки к нему, — отметил Алексей Краснов.

По оценке Сергея Дьячкова, порядка 60% тольяттинских малых и средних предприятий, которые были так или иначе связаны с АвтоВАЗом, сегодня попросту прекратили свою деятельность.

— Плюс к этому начала страдать и социальная сфера, которую раньше практически полностью содержал АвтоВАЗ. Для людей закрылись возможности в сфере отдыха, культурного развития, организации своего досуга. Неудивительно, что молодежь с ее постоянными поисками яркой и интересной жизни сразу потянулась из города, — отметил Дьячков.

Чиновники уже много лет рассуждают о проблемах Тольятти как моногорода и необходимости диверсификации местного бизнеса. Обычно выходом из ситуации представляется создание особых экономических зон (ОЭЗ) и территорий опережающего развития, якобы способных обеспечить город большим количеством новых рабочих мест.

— На предприятия, которые создаются в ОЭЗ, обычно набирают по 100-150 человек. Это не те цифры, которые могут хоть как-то повлиять на ситуацию в городе, — заметил Краснов.

Фото: 163gorod.ru

Столичный лоск

Почему в Самаре, в отличие от Тольятти, число желающих покинуть город невелико? Ответ лежит на поверхности. Областная столица, в отличие от своего «младшего брата», никогда не была моногородом и не знает связанных с этой «болезнью» проблем.

— Самара хорошо развита и в социальном, и в культурном плане. Она тоже пострадала от закрытия многих промышленных предприятий, но сумела сохранить свой потенциал. Ее развитие не зависело от монофакторов, — полагает Дьячков.

— В отличие от Тольятти, Самару можно назвать полигородом. Там все-таки создан какой-никакой разветвленный промышленный кластер. К тому же рядом находится Новокуйбышевск с его «нефтянкой», — добавил Краснов.

По мнению депутата, опережающее развитие областной столицы объясняется также и тем, что именно ей перепадает наибольшая доля бюджетных средств.

— Все остальные территории, включая Тольятти, финансируются по остаточному принципу. Такую же ситуацию мы видим и в целом по стране — Москва привлекает к себе все основные финансовые потоки, — заметил Краснов.