«Границы между любительским и профессиональным кино больше нет»

Прозаик и режиссер ‑ о том, как снять кино своими силами

20.08.2014 в 16:28, просмотров: 2658

 Пять лет назад он был малоизвестным самарскому читателю прозаиком, удивившим публику бескомпромиссностью книг «Гопники» и «Школа». Сегодня он не только признанный литератор с солидным писательским багажом, но и режиссер игрового и документального кино, которое чествуют на фестивалях России и мира и тепло принимает массовый зритель. В сентябре Владимир Козлов будет снимать в Самаре и Тольятти фильм «Кожа» по своей одноименной повести. Он рассказал «МК в Самаре», как создать кино своими руками и почему наш регион – идеальная площадка для съемок лав-стори.

 

«Границы между любительским и профессиональным кино больше нет»

Самара покроется «Кожей»

– Какой будет «Кожа»? Насколько она будет отличаться от книги и в какой стилистике решена? Это будет нечто близкое к вашим ранним произведениям типа «Гопников» и «Школы»?

– Наверное, что-то другое. Об этом можно будет скоро узнать. В сентябре вый-дет сборник прозы, в который в том числе войдет и эта повесть. Мне она кажется чем-то новым, не совсем похожим на предыдущие мои произведения хотя бы потому, что это история любви. Я все-таки до этого писал о каких-то более жестких вещах, и любви у меня всегда было мало. К тому же для меня в этой ленте важен элемент роуд-муви (фильм-путешествие, герои которого находятся в дороге – «МК»), который мельком до этого присутствовал в моих предыдущих работах. А сейчас мне хочется, чтобы этого было больше, потому что мне это очень нравится.

– «Десятку» вы снимали в Челябинске, «Кожу» будете создавать в Самаре и Тольятти. Чем обусловлен выбор того или иного города в качестве съемочной площадки для фильма?

– Челябинск был выбран случайно. Человек, живущий там, обратился ко мне, предложил сделать кино вместе, и у нас получилось. С Самарой и Тольятти ситуация несколько иная. Эти города мне не чужие. Я несколько раз туда приезжал на встречи с читателями как автор книг, уже знаю каких-то людей, эти города. Мне они кажутся визуально интересными.

– Насколько атмосфера этих городов органична художественному миру повести «Кожа»?

– Абсолютно. Скажем так: повесть по-своему универсальна, это рассказ о молодых ребятах, парне и девушке, история любви, которая в принципе могла бы произойти в разных городах. В повести действие происходит в другом городе. Но для кинематографического воплощения важна атмосфера конкретного города, необходимо, чтобы он обладал визуальной привлекательностью. Все это есть в Самаре и Тольятти, поэтому особых сомнений здесь у меня не было.

Попали в «Десятку»

– Опираясь на опыт фильма «Десятка», скажите, насколько эффективна технология краудфандинга в сборе средств на кино?

– «Десятку» мы снимали еще до появления краудфандинга. Эту технологию я использовал, когда делал другой свой полнометражный фильм – «Следы на снегу». Там она оказалась эффективной. Но мой вывод: все очень индивидуально от случая к случаю, поэтому я не полагаюсь в этот раз полностью на краудфандинг. Он планируется лишь как один из возможных источников финансирования «Кожи».

«Десятка» же – пример того, что кино можно снимать за абсолютно небольшие деньги. Но там была ситуация предельно экстремальная, потому что вся съемочная команда тратила свое время и работала совершенно бесплатно. Была настолько большая поддержка со всех сторон, что денег практически не требовалось. Обычно мы называем бюджет в 5 тысяч рублей, но если считать то, что было сделано не путем финансовых вложений, окажется, что средств потрачено гораздо больше.

– Сколько средств сейчас собрано для съемок ленты «Кожа»?

– О собранных средствах еще говорить рано. На краудфандинге «Кожи» я задал 100 тысяч рублей – это минимальная сумма, от которой можно отталкиваться и начинать снимать фильм.

– Определилась ли команда, с которой вы будете работать над «Кожей»?

– Пока еще нет. Есть только продюсер, который будет на месте заниматься подготовкой. Это журналист Антон Здобнов. Всех остальных людей мы будем набирать в ближайшее время. Просто сейчас еще период отпусков, каникул. Думаю, что предварительный кастинг мы начнем на этой неделе. Но основной поиск команды и актеров – это сентябрь.

– Где в Самаре и Тольятти будет сниматься «Кожа»?

– Что-то уже продюсер присматривает и предлагает мне, что-то я сам помню из своих прошлых поездок и хочу использовать. Но вообще наша идея в том, чтобы работать очень быстро, с максимальным драйвом. Мне кажется, что микробюджетное кино должно делаться на одном дыхании.

Владимир Козлов на съемках одного из фильмов.

Кино на драйве

– Насколько сложно заниматься режиссурой по сравнению с писательством? Все-таки сочинение книг – дело одинокое, а съемка фильмов требует напряженной работы с людьми.

– Да, с одной стороны, это тяжело. Но, с другой стороны, это очень интересный контраст с писательской деятельностью. После многих лет творчества в одиночку мне было любопытно работать над экранизацией «Десятки» со съемочной командой: люди вносили свой вклад, приносили свои идеи, как-то дополняли исходный замысел и добавляли то, чего я, сочиняя это произведение в одиночку, в принципе не предполагал. Это очень круто. Процесс съемок более энергичный, интересный по сравнению с писательством. Поэтому я занимаюсь кино с большим удовольствием. Да, это сложно. Но в кино есть совершенно другие выразительные средства, подходы.

К тому же я еще только учусь работать в кинематографе. И часто многое делается методом проб и ошибок, я к этому готов. Я не боюсь где-то облажаться. В принципе, тем и хорошо независимое кино, что ты имеешь возможность ошибаться, экспериментировать и принимать сомнительные решения.

– Для чего вам нужна экранизация ваших произведений?

– Я бы сформулировал это так: поиски новой формы реализации идей, потому что книга все-таки текст ограничивает. В кино возможностей гораздо больше в смысле визуального воплощения, которого мне очень не хватает в тексте. Также для меня это и возможность выхода на другую аудиторию, не обязательно широкую.

Я понимаю, что жизнь меняется, и трансформируются модели потребления – люди читают меньше книг. А аудиовизуальный контент, в котором тоже происходят свои изменения, – это то, что мне всегда было интересно.

– Критики обнаружили в «Десятке» отсылки к «Одиночеству бегуна на длинную дистанцию» – английскому фильму Тони Ричардсона 1962 года. А в синопсисе «Кожи» упоминаете название фильма Леоса Каракса «Парень встречает девушку». Вы сознательно вкладываете в свои фильмы цитаты мэтров или это случайность?

– Нет, это совершенно не случайно. Я долгое время был кинозрителем и не предполагал, что когда-то буду сам что-то снимать, с таким большим энтузиазмом смотрел много фильмов. И, естественно, когда начинаешь что-то делать сам, хочется провести параллели, проложить мосты между тем, что делаешь, и тем, что когда-то смотрел как зритель. Может быть, это не всегда так явно, очевидно, но хотелось бы, чтобы в моих фильмах была ощутима преемственность кинотрадиции.

Панк-корни Козлова

– В вашей фильмографии есть документальная лента про сибирский панк-рок, где кроме Янки Дягилевой, Егора Летова много внимания уделено и фигурам, менее известным массовой аудитории. Какую роль сыграло это направление музыки в вашем творческом формировании?

– Мне оно полностью близко, иначе я бы никогда не взялся за этот проект. Это музыка, которую я слушал с 18 лет очень долго, потом упоминал какие-то группы в своих книгах, и когда сам начал заниматься кино, с удивлением обнаружил, что фильма об этом нет, и подумал: почему бы его не снять самому? Поэтому я с большим интересом в это все погрузился. Конечно, было тяжело, потому что опыт игрового кино и писательства – это все же другое. А в документальном кино пришлось обломать обо что-то зубы, двигаться методом проб и ошибок. Но фильм готов. Премьера его состоится осенью.

Мировая премьера пройдет на Варшавском международном кинофестивале, после чего он выйдет в прокат и в России. Хотелось бы, может быть, наоборот, но это чисто организационный вопрос, связанный с получением прокатного удостоверения, поэтому это, скорее всего, будет ноябрь.

– Понятно, что это любительское кино, в лучшем случае оно обретет фестивального зрителя, как было в случае с фильмом «Десятка», но на широкую аудиторию вряд ли выйдет. К тому же и у зрителей, и у критиков часто пренебрежительное отношение к региональному кинематографу. Для чего вам снимать такое кино?

– Не соглашусь с вами по поводу того, что это любительское кино. Сейчас не существует границы между любительским и профессиональным кино. Она могла быть в кино лет пять – десять назад. Сейчас этого нет. Талантливый человек может освоить технические вещи и научиться снимать кино, и он будет ничем не хуже профессионала.

Также не соглашусь с тем, что у фильма не будет аудитории. Здесь все достаточно просто. «Десятка» была нашим первым опытом, и мы сделали недостаточно для того, чтобы донести его до зрителя. Мы занимались чем-то новым в первый раз. Сейчас я понимаю, что кинематограф не сводится к российским или голливудским блокбастерам либо фестивальному кино. Есть очень большая территория между этими двумя вещами. Сейчас во всем мире существует тенденция движения в сторону нишевого кино – фильмов для какой-то группы. Наш фильм в это впишется. Думаю, что мы найдем для него аудиторию.

– Сначала вы экранизировали «Десятку», теперь беретесь за «Кожу». Какое ваше произведение мы увидим на экране следующим?

– У меня в разработке есть экранизация моего романа «Домой». Речь идет о достаточно крупном проекте с большим бюджетом, потому что часть съемок будет проводиться за границей. Я нашел заграничное финансирование, но российского пока нет, поэтому проект находится в подвешенном состоянии. Если он состоится – отлично, если нет – я готов двигаться дальше, а ждать и зацикливаться на чем-то у меня желания нет.