Кто задирает цены на таблетки

Фото из архива октябрьского детского центра

5 ноября 2014 в 05:47, просмотров: 2789

 Вопреки официальной отчетности цены на лекарства в Самаре растут пугающими темпами. «МК в Самаре» разбирался, что стало тому виной - падающий рубль, попытка нажиться на ситуации производителей и продавцов медикаментов или что-то иное.

Кто задирает цены на таблетки
В разных аптеках в городе цены на медикаменты могут отличаться в разы.

 На днях прокуратура Самарской области объявила о начале масштабной внеплановой проверки региональных аптек. В 118 из них уже выявлено 286 нарушений, не имеющих, впрочем, прямого отношения к розничным ценам: предмет проверки – наличие всех лекарств из предписанного законом обязательного перечня, а также условия их хранения. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) картельного сговора конкурирующих между собой аптечных сетей не обнаружила. Минздрав вкупе с Росздравнадзором пока тоже не находят оснований для вмешательства в процессы, происходящие в рыночном сегменте местного фармацевтического рынка. Между тем редакция «МК в Самаре» вместе с горожанами продолжает наблюдать постоянный и пугающий рост цен на лекарства. Некоторые медикаменты чуть более чем за месяц дорожают на 20% - и это в самых доступных по ценам сетях.

Лекарственная зависимость

Сегодня мы пожинаем горькие плоды утраты того лекарственного суверенитета, которым в советское время располагала наша страна, говорят эксперты, ссылаясь на цифры. По данным компании DSM Group, стоимостная доля импортных лекарств на отечественном фармацевтическом рынке на начало нынешнего года составляла 75% (почти $15 млрд - на 4% больше, чем в 2012 году). А вот если исчислять потребление лекарственных средств не в деньгах, а в натуральном выражении (в упаковках), окажется, что около 60% этого рынка занимают отечественные препараты. Получается, что лечиться мы предпочитаем своими лекарствами, а платим в основном за те, которые произведены за рубежом, объясняет этот парадокс вице-президент Самарской областной фармацевтической ассоциации, заведующая аптекой №20, что на Мехзаводе, Мария Маркина.

Но еще хуже, по ее словам, то, что практически все субстанции, необходимые для производства лекарственных средств, Россия закупает сегодня в Китае и Индии. На их основе изготавливается, например, 95% продающихся в наших аптеках антибиотиков, причем изменить эту ситуацию в сжатые сроки невозможно: страна просто не располагает сейчас необходимым для этого научным потенциалом.

Жесткая зависимость от импорта распространяется и на другие расходные материалы, а также на оборудование для производства, хранения и отпуска лекарств. Причем курсы доллара и евро вынуждены отслеживать не только фармацевтические предприятия, но и рецептурные отделы аптек, где все - вплоть до специальной мебели – тоже куплено за рубежом, сетует Мария Маркина.

Особенно остро эта зависимость ощущается сейчас, когда любые закупки по импорту стали проблемой из-за западных санкций и резкого подорожания иностранной валюты. Между тем над отечественными производителями лекарств дамокловым мечом висит выдвинутое Минздравом РФ еще в 2006 году требование перевода всех фармацевтических производств на международный стандарт качества GMP (Good Manufacturing Practice). Сроки завершения этого весьма затратного процесса неоднократно переносились, и последний из них истек еще в начале 2014 года. Однако переход на GMP неизбежен, и у фармпроизводителей не остается иного выхода, кроме как повышать оптовые цены на свою продукцию, накапливая средства для модернизации – приобретения новой, как правило, импортной, техники, зарубежных технологий, а также повышения квалификации персонала.

Цены прыгают и кусаются

Кроме недопустимо большой зависимости от импортных поставок, цены на лекарства разгоняют еще и неуклюжие действия наших налоговых органов. К примеру, с 1 января 2014 года были отменены льготы по налогообложению для лекарственных препаратов, и аптеки стали платить налог на добавленную стоимость.

Однако официальная статистика выглядит благополучно: с января по сентябрь 2014 года общая инфляция цен на готовые лекарственные средства составила всего 6,3% и соответствовала подорожанию других потребительских товаров. По данным Самарастата, в октябре стоимость почти всех лекарств и перевязочных средств если и увеличилась по сравнению с предыдущим месяцем, то не более чем на 5%. Исключение составляет лишь валидол, подорожавший на 11,4%, а по сравнению с прошлым декабрем - на 61,7%. Аналогичную ситуацию и по другим лекарствам нижней ценовой группы отмечает директор Центра социальной экономики, член координационного совета Госдумы по инновационному развитию медицинской и фармацевтической промышленности Давид Мелик-Гусейнов.

По данным DSM Group, нафтизин в каплях, который входит в топ-5 по объемам аптечных продаж лекарств в упаковках и выпускается двумя десятками отечественных компаний, нынешним летом подскочил в цене почти в семь раз (с 8 до 50 рублей). Примерно на те же 700 процентов подорожал не менее популярный и доступный по цене фурацилин. Примечательно, что в общем ассортименте фармпрепаратов доля дешевых лекарств (стоимостью от 50 до 150 рублей) сокращается из месяца в месяц, а вот доля препаратов стоимостью более 500 рублей быстро увеличивается (рост с начала 2014 года составил почти 30%).

Кроме вымывания из оборота лекарств нижней ценовой группы и перманентного подорожания фармпрепаратов, поражает разброс цен. К примеру, если минимальная по Самаре цена на валидол (по информации справочной «007» на момент написания материала) составляла 8 рублей, то в аптечной сети «Вита» он стоил от 20,4 до 25,5 рубля (в зависимости от района города), а в сети «Имплозия» - от 15,9 до 22,8 рубля. «Эналаприл-5» по минимуму стоил 6,5 рубля, а в аптечных сетях – от 6,8 до 43 рублей. При минимальной цене 6 рублей за аллохол в сетях просили от 25 до 53 рублей. Вариации стоимости гораздо более дорогого «Эссенциале Форте» были, конечно, меньше, но тоже внушительными – свыше 55% (от 409 до 634,6 рубля). Учитывая, что владельцы аптечных сетей не рвутся общаться с прессой, о причинах такого разброса цен можно только догадываться.

Гримасы госрегулирования

Рынок лекарств – один из немногих в России, где цены на определенный ассортимент товаров контролирует государство. Вопрос - в объеме и организации госрегулирования.

В его основу положен список жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛС). Их стоимость не может быть выше цены производителя, зарегистрированной в Минздраве РФ, плюс оптовые и розничные надбавки, которые устанавливают регионы, поясняет руководитель управления фармации и лекарственного обеспечения минздрава Самарской области Галина Егорова.

Раз в год отечественные компании могут перерегистрировать цены на выпускаемые ими лекарства, чтобы учесть инфляцию (точнее говоря, ее прогноз), а также подорожание сырья, материалов и накладных расходов (например, на энергоносители). У иностранных компаний такого права нет, и это, как полагает ФАС, заставляет их завышать цены в упреждающем порядке.

Впрочем, под госрегулирование, по данным DSM Group, попадает всего около трети лекарств, продающихся в аптеках. По итогам 2013 года доля отечественных препаратов в сегменте ЖНВЛС составляла примерно 50% в натуральном выражении и всего 22,5% в денежном исчислении. Интересно, что цена одной упаковки отечественного препарата составила в среднем 46 рублей, а импортного почти в четыре раза выше - 161 рубль. При этом средневзвешенная цена на ЖНВЛС равнялась 103,4 рубля.

Фиксация стоимости ЖНВЛС делает этот сегмент фармрынка весьма уязвимым для критики. В госрегулировании цен на лекарства нет никакого смысла: производители регистрируют препараты с большим завышением их стоимости, а потому в розничной продаже зачастую можно найти лекарства по цене ниже зарегистрированной, утверждают в НП «Аптечная гильдия». Перерегистрировать экономически обоснованную цену практически невозможно, сетуют участники фармсообщества, а иностранные компании грозятся вообще остановить импорт ЖНВЛС: цены на них не менялись уже четыре года, а курс рубля за это время ощутимо снизился. Стоимость препаратов с одним и тем же действующим веществом (международным непатентованным наименованием) может различаться в несколько раз, а установление надбавок в процентах стимулирует аптеки закупать наиболее дорогие препараты, выяснила ФАС.

В рамках действующей системы госрегулирования производство дешевых лекарств нерентабельно, соглашается с фармпредприятиями Минэкономразвития РФ, но, если перестать ограничивать цены на эти препараты, они могут существенно подорожать.

В том, что эту систему нужно менять, экспертное сообщество не сомневается – дело за властями. Выбор у них небольшой – по большому счету, всего из двух, уже давно обсуждающихся в профсообществе, альтернатив. Первая - введение единого тарифа на ЖНВЛС, чтобы все входящие в этот список препараты в любой аптеке продавались по одной цене, а производитель, оптовик и аптека сами договаривались о распределении прибыли между собой. Вторая – переход к лекарственному страхованию, чтобы назначенный врачом препарат (из некоего списка) можно было получить бесплатно либо с небольшой доплатой. Давид Мелик-Гусейнов видит в этом единственный выход из нынешней ситуации с лекарственным обеспечением населения.

Прочь от лекарств!

На то, чтобы создать и изо дня в день укреплять связь человека с лекарствами, сегодня слаженно работает вся фарминдустрия. Об эффективности последней лучше всяких слов говорят аптеки на каждом шагу, массированная реклама, а также продвижение лекарственных средств в торговые сети. Однако купить нужный препарат – целая проблема.

Разобраться с ценами не сложно. Есть справочные службы, к тому же, по словам Марии Маркиной, существует приказ Мин-здрава №1175-Н от 20.12.12 г., согласно которому аптечный фармацевт должен предложить покупателю все разнообразные по цене аналоги запрошенного им лекарства. Помощь такого рода может оказаться совсем не лишней: на отечественном фармрынке сегодня присутствуют сотни лекарств с одним и тем же действующим веществом, отмечает Давид Мелик-Гусейнов.

Однако самое важное - эффективность лекарства, и она далеко не всегда определяется ценой: реально помочь может и дешевый, но правильно назначенный препарат. Между тем в наших аптеках продается множество лекарств, лечебный эффект которых не подтвержден клинической практикой. К таковым относятся, например, некоторые ноотропы, иммуномодуляторы, противовирусные препараты, ферменты, эубиотики, антиоксиданты, антигипоксанты, а также хондропротекторы. А методики для оценки эффективности медицинских технологий в России пока только разрабатываются.

Ситуацию с применением лекарств осложняет еще одно обстоятельство: существует целый ряд синдромов, источник которых врачи установить с полной достоверностью не могут, а зачастую и не стремятся. Так, при любых непонятных и неприятных ощущениях в животе они любят ставить диагноз «дисбактериоз», хотя истинной их причиной может быть индивидуальная непереносимость каких-либо продуктов или различные воспаления.

Еще один диагноз, который ставят пациенту, когда врачу недосуг разбираться в многочисленных, но вроде бы незначительных симптомах, - вегетососудистая дистония. Симптоматическое лечение средствами от расстройства желудочно-кишечной, сердечно-сосудистой и дыхательной систем здесь помогает далеко не всегда, поскольку причиной этой патологии зачастую является невроз, который лечится совсем по-другому: травяными чаями, транквилизаторами, массажем, отказом от вредных привычек и лечебной физкультурой. 



Партнеры