В Самаре первого вице-президента крупного банка судят за махинации

Подсудимому «светит» с десяток лет колонии с многомиллионным штрафом

04.10.2016 в 18:10, просмотров: 2297

Волго-Камский банк появился в Самарской области в апреле 1990 года, правда, тогда он назывался Волго-Камским кооперативным банком. Новое «лицо» ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» (или ОАО «ВКБ») получило в 1995 году. Кредитная организация считалась одной из самых надежных в регионе, через нее проводились выплаты пенсий и соцпособий. Однако 2013 год стал для банка фатальным. Теперь одному из его бывших топ-менеджеров грозит тюремный срок.

В Самаре первого вице-президента крупного банка судят за махинации

История вопроса

В октябре того же года стало известно о том, что региональное следственное управление СКР ведет расследование по поводу хищений 106 млн рублей из крупной нефтяной компании, которые были переведены на счет самарского молодежного театра «Лайт», а потом, по данным следствия, похищены с помощью фирм-однодневок. Следователи установили, что переводы осуществлялись через Волго-Камский банк, и пришли туда с обысками.

Вкладчики забеспокоились, как бы чего не вышло. Тут грянул скандал: в ноябре застрелился руководитель Волжского социального банка Валерий Кучканов, а буквально через две недели у его детища отобрали лицензию, банк признали банкротом, а проверяющие выявили там недостачу на 1,3 млн рублей.

Банковскую сферу Самарской области залихорадило. В народе началась паника. Люди кинулись закрывать счета и забирать деньги из коммерческих банков. Этого ВКБ не выдержал.

Впоследствии оказалось, что руководство банка к мошенничеству, которое провернули через театр «Лайт», отношения не имело. Но было уже поздно.

1 ноября 2013 года у ВКБ фактически сменился владелец, 99,03% акций перешли к Людмиле Русских, а предыдущие крупнейшие акционеры — Владимир и Андрей Чемаревы, Олег Назаров, Алексей Кузьминов и др. — вышли из игры.

3 ноября 2013 года руководство банка было вынуждено приостановить выдачу денег клиентам, 11 ноября Банк России отозвал у ВКБ лицензию, а 9 декабря того же года он был признан банкротом.

 

Уголовщина

Как выяснилось позднее, акционеры банка давно полагали, что дело пахнет жареным, и в 2012–2013 гг. пытались удержаться на плаву, увеличивая уставной капитал кредитной организации сначала до 450 млн, потом до 550 млн рублей. Однако уже за первое полугодие 2013 года получили убыток в 13,2 млн рублей. Оно и не удивительно: как выяснилось позже в ходе проверок, из банка на тот момент уже были похищены миллионы рублей.

2014 год начался с ЧП: к дому экс-президента ВКБ Владимира Чекмарева подбросили гранату с запиской «Привет Чекмареву». И хотя она не сработала, специалисты выяснили, что граната была боеспособной, а угроза жизни обителей дома — вполне реальной. Поэтому уголовное дело возбудили по статье 119 УК РФ «Угроза убийством».

Тем временем Агентство по страхованию вкладов провело инвентаризацию имущества и проверку счетов ВКБ и пришло к неутешительным выводам: разница активов банка, записанных на бумаге и существующих по факту, составляет более миллиарда рублей. Кроме того, примерно пару миллиардов рублей банку должны разнообразные фирмы, но с них никто возврата денег не требовал.

Да и вообще с финансами кредитной организации в последнее время творилось что-то странное. Материалы передали в СУ СК РФ по Самарской области, где уже в мае 2014 года возбудили уголовное дело по факту злоупотребления полномочиями, главным фигурантом которого стал первый вице-президент ВКБ Олег Назаров. Его заподозрили в заключении договоров с ООО, по которым на счета фирм перевели 275 млн рублей, а они банку вернулись вскоре через другое юридическое лицо.

В июле того же года появилось еще одно уголовное дело — уже о мошенничестве, в результате которого исчезли 240 млн рублей наличкой и появились фиктивные кредиты, выданные на сумму в 1,044 млрд рублей.

В нелегитимности некоторых контрактов АСВ могло убедиться, когда пыталось взыскать долги по кредитам в судебном порядке. Оказалось, что подписи некоторых заемщиков на документах поддельные, что подтвердили экспертизы.

Причем речь идет не только об организациях, но и о физических лицах.

В частности, кредит в 250 млн рублей каким-то образом «повесили» на простого заводского работягу:

— Мой сын работает на заводе «Салют», получает 28–30 тысяч в месяц, об этом кредите мы узнали только когда нас в суд вызвали, — рассказала мама «должника» Раиса П. — Сын сразу сказал, что мы таких денег и не видели никогда. За свой счет сделали экспертизу и доказали, что подпись под договором — не его. А в Волго-Камский банк мы и вовсе никогда не ходили.

 

Суд да дело

Во время следствия защита Олега Назарова настаивала на том, что всю вину свалили с больной головы на здоровую, ведь президентом банка был Владимир Чекмарев, а сам Назаров якобы не подписывал ни одного договора без решения кредитного комитета. А кто возглавлял этот комитет? Естественно, Чекмарев, к нему и должны быть адресованы все вопросы.

К слову, сам Чекмарев предполагал, что дело может обернуться не в его пользу. В разговоре с женой, который был оглашен на одном из судебных заседаний, он заявил, это Назаров убедил его поговорить с владельцем ООО «Жигули-телеком» Алексеем Колесниковым о фиктивных кредитах:

— Назаров пришел ко мне в кабинет и попросил, чтобы я поговорил с Колесниковым. А я доверял Олегу Михайловичу и не знал, что тут может быть что-то не так, — объяснял Владимир Чекмарев супруге. — Он иногда делал технические проводки, чтобы улучшить нормативы, поэтому я даже не вникал. Я уже хотел увеличить уставной капитал на 155 млн рублей, но Назаров предложил еще одну схему через фирму «Март», которая принадлежала ему, как я узнал уже позднее. Назаров редко брал на себя какую-то ответственность, проворачивая свои делишки у меня за спиной, зная, что если что случится, то ответит за все президент банка Чекмарев, то есть я.

Однако, несмотря на все опасения Чекмарева, под суд в итоге пошел бывший первый вице-президент ВКБ Олег Назаров.

— По версии следствия, Назарову после анализа финансового состояния банка стало понятно, что он фактически имеет отрицательные финансовые показатели из-за высокорискованной кредитной политики, которую проводило его руководство, — рассказали в СУ СК РФ по Самарской области. — Чтобы скрыть реальное положение дел и искусственно завысить нормативы достаточности собственных средств, он принял решение оформлять фиктивные договора на крупные суммы без ведома и согласия лиц, указанных в качестве заемщиков, и таким образом скрыть имевшиеся признаки банкротства банка.

Да, выдача кредитов, как и говорил Назаров, рассматривалась на кредитном комитете. Но фактически там никто не вникал в суть проблемы и все стабильно голосовали за кандидатуры, предложенные им. Это, по версии следствия, и позволило ему вынести на голосование подставных лиц, платежеспособностью которых не особенно интересовалась и служба безопасности банка. С подачи Назарова многомиллионные кредиты выдавались людям, которые фактически никогда не смогли бы их погасить, тем более что часть из них на момент заключения договоров отбывали наказание в колониях, а некоторые и вовсе уже умерли. Таким образом, с 2012 по 2013 год были выданы кредиты на сумму более 550 млн рублей. Действия Олега Назарова в этой части следствие квалифицировало по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями».

Кроме того, знакомый Назарова и водитель банка по его же просьбе оформили на себя еще 83 млн рублей. Конечно, им обещали, что ничего платить будет не нужно. Но вышло по-другому.

Вторая статья обвинения, предъявленного Олегу Назарову, касается мошенничества в особо крупном размере. Речь здесь идет об афере, которую удалось провернуть через ООО «Жигули-Телеком» и ООО «Трест ПромСтрой».

По версии следствия, в 2013 году по инициативе Назарова была организована встреча владельца этих фирм Алексея Колесникова с Владимиром Чекмаревым, на которой Назаров заявил, что им нужно срочно провести фиктивное гашение задолженностей, которые есть в банке для улучшения финансовых показателей, для чего можно выдать так называемый технический кредит: Колесников в июне-июле 2013 года якобы получает 275 млн рублей по двум кредитным договорам, которые через несколько дней разными траншами через ООО «Март», подконтрольное Назарову, возвращает обратно банку. А фактически из этих денег, как полагает следствие, он лишь небольшую часть действительно направил на погашение долгов, а остальные присвоил.

Свою вину Олег Назаров отрицает и в суде, который его дело рассматривает уже полгода. Если его вина все-таки будет доказана, то экс-первому вице-президенту банка «светит» с десяток лет колонии с многомиллионным штрафом.