«Все, что есть плохого в искусстве, связано с неправдой»

Размышления «Кука» о точности в искусстве и своем формате

05.11.2014 в 04:50, просмотров: 1753

 «Контора Кука» в истории самарской, да и российской, музыки сохраняет статус одной из самых интересных групп. Новый альбом, «Средняя Волга», выпущенный «Геометрией», этот статус скорее укрепляет. Столичные критики, обычно щедрые на вдумчивые рецензии на альбомы «Конторы…», еще не определились с его оценкой. А «МК в Самаре» накануне презентации пластинки (пройдет 15 ноября в арт-баре Party Нard) дерзнул поговорить с лидером группы Владимиром «Куком» Елизаровым о радиоформате, искренности в музыке и Михаиле Бублике.

«Все, что есть плохого в искусстве, связано с неправдой»

 «Умей слушать и не сопротивляйся»

– Как складывался альбом «Средняя Волга»? «Вирус джаза» вы записали за три месяца – так же ли гладко все было с новой работой?

– Я бы не сказал, что с «Вирусом джаза» все складывалось гладко. Помню, уже надо было сдавать обложку в типографию, а у некоторых песен еще и названия не было, не то что текста. Обычно мы показываем лейблу (издателю – «МК») демоверсию альбома. Кажется, на этот раз демо было совсем сырым. Поленились привести его в более-менее удобоваримый вид. Хорошо, что на лейбле «Геометрия» сидят продвинутые ребята.

– Насколько я понимаю, это первая ваша работа, созданная при помощи краудфайндинга. Некоторые исполнители, как Ольга Арефьева, например, им брезгуют. Эффективен ли он для музыкантов и какие плюсы-минусы для слушателей и исполнителя вы в нем видите?

– Краудфайндинг – хорошая штука. Кроме того что он дает возможность собрать какую-то сумму, еще и помогает в раскрутке альбома. Но работает он, как мне кажется, если группа вызывает доверие. Если есть у нее какая-то история и репутация.

– Предыдущий альбом, «Чек», вы выложили в сеть в 2013-м. Что важного в жизни группы случилось за прошедший год?

– Смотря какие вещи считать важными. Для меня, например, состояние группы и есть самое важное. Оно должно не подвергаться внутренней коррозии и выдерживать любое внешнее давление.

– Как изменилась жизнь команды с момента ухода бас-гитариста и вокалиста Данилы Телегина?

– Вместо второго гитариста теперь басист. Он же, кстати, и второй композитор. Остальное все по-прежнему. Шумовик шумит. Контора - пишет…

– Каждый новый альбом «Конторы Кука» создается из принципа отрицания ранее написанного и использования новых, неожиданных по сравнению с предыдущим творчеством, музыкальных фишек, которые делают ее в музыкальном плане не менее интересной, чем в текстовом. В «Средней Волге», например, ощутимо влияние этнической и фолк-музыки. Чем обусловлена такая метаморфоза на новой пластинке? Какое изменение в творчестве группы в связи со «Средней Волгой» вы видите?

– Вряд ли это какое-то знаковое изменение. Уже в работе новый материал с совершенно другим звуком и интонацией. У «Средней Волги» холодное настроение. И это мне нравится. Такая северная романтика. И в то же время от альбома исходит тепло, я бы сказал - печальная радость. Иногда невозможно объяснить, почему песня получается такой, а не другой. Хорошая песня сама ведет тебя за собой. Тут уж только умей слышать и не сопротивляйся.

«Музыка – не ноты, не гитары»

– Насколько я понимаю, в истории «Конторы Кука» вы – единственный постоянный участник. Новые музыканты приносят с собой новое звучание, а каждый альбом группы получается стилистически и по настроению принципиально отличным от предыдущих. А это всегда риск потерять прежнего слушателя, получить негативные отзывы критики, которая тоже может отворотить слушателя от группы. Всегда ли творческая смелость и риск идут на пользу?

– Я уже где-то говорил, что при всех отличиях наших альбомов друг от друга в них остается главное, что, собственно, и составляет суть «Конторы…». Это довольно сложно определить… В конце концов, музыка – это же не ноты, не гитары и барабаны… Насколько точно и просто ты высказываешься – вот что важно. Думаю, умные слушатели и критики это чувствуют и, наоборот, с каждым альбомом только становятся ближе.

– До создания «Конторы Кука» у вас был опыт в группе «Мик, Кук и Ко». На ваш взгляд, существует ли преемственность между двумя этими проектами?

– Трудно сказать. Тогда были совсем другие времена, другие возможности. Мик был абсолютно асоциальный тип. Не представляю, что бы он сейчас делал. Скорее всего – ничего. Так бы и жил себе в Овраге Подпольщиков в частном секторе. Только там, по-моему, все уже снесли.

– Ваше кредо – прогресс в переменах и эксперименте?

– Ага. Примерно так. Новаторство в исканиях и авангарде.

– В биографии современных музыкантов принято упоминать об их выступлениях на одной сцене с классиками жанра или культовыми музыкантами, встречах со знаменитостями, «ключевыми для их творчества и жизни». В истории «Конторы Кука» тоже немало выступлений со знаменитостями – «Вежливым отказом», «АукцЫоном», «ДДТ» и другими. Были ли в вашей биографии такие встречи, имевшие значение для становления вас как музыканта?

– Как факт биографии игра со знаменитостями на одной сцене, пожалуй, сойдет. В музыкальном плане это мало что дало. Что-то ни Шевчук, ни Федоров, ни Суслов не бросились заниматься делами «Конторы…». У них свои дела есть. А как на музыканта на меня повлияла (не считая, конечно, нынешних моих сотоварищей по группе) встреча с Миком и Димой Рябиковым (лидер группы «Седьмая Ступень»). Мика уже двадцать лет, как с нами нет, а Дима путешествует – то по Северному морскому пути, то по Южной Америке.

Владимир Елизаров (слева) с Миком и Эдиком Тишиным.

«Просто не пошел на работу – надоело»

– Ключевым понятием в творчестве в одном из своих интервью вы назвали в первую очередь точность. Каковы для вас критерии точности в музыкальном творчестве?

– Я думаю, она не зависит от состава группы или направления. Формула Эйнштейна E = mc2 – такое же искусство, как музыка. Она точна. Я бы назвал скорее критерии неточности – это прежде всего неправда. Все, что есть плохого в искусстве, связано с неправдой.

– Помните ли вы тот момент, когда осознали, что станете музыкантом?

– Нет, не помню. Но я помню тот момент, когда я осознал, что никогда не буду экономистом. Это случилось при вручении мне диплома. Ну а несколькими годами позже я просто не пошел в одно прекрасное утро на работу, и все. Надоело.

– У «Конторы Кука» нет широкой аудитории, но есть свой круг слушателей в Самаре и других городах. В последнее время появилась еще и теплая критика в авторитетных музыкальных СМИ. Считаете ли вы это успехом, признанием? Насколько эти понятия для вас важны?

– То, что критика нас заметила и тепло отзывается, – это хорошо. Ничего против не имею. Мне знакома и другая ситуация, прямо противоположная – удовольствие, скажем, так себе. А успех и признание напрямую связаны с материальным наполнением. Чего я как-то не наблюдаю. Следовательно, их и нет.

– Вы начали заниматься музыкой во время, когда в Самаре появился ряд интересных групп со своей мифологией и выдающимся, неповторимым обликом (например, «Мик, Кук и Ко», хотя, конечно, их было больше), чего практически нет, к сожалению, сегодня. Складывается такое впечатление, что на смену художникам в музыке пришли ремесленники. Все ли так пессимистично в современной музыке в Самаре, видите ли вы здесь подвижки к лучшему?

– Художник и в музыке? Сильно сказано. Это как музыканты в живописи? Я бы не идеализировал прошлое и не принижал настоящее. И тогда было много лажи, и сейчас есть, наверное, что-то интересное. Я просто как-то не особо слежу за современной самарской сценой.

– Каковы для вас критерии хорошей музыки? Как научить современного неразборчивого слушателя отличать Моцарта от Михаила Бублика и нужно ли?

– А кто это – Михаил Бублик? Кинь ссылку – будет время, послушаю. Никого не надо учить. Это бесполезно. Все критерии хорошей музыки внутри нас. Как набор базовых кнопок. У одних они открыты и доступны. У других мхом заросли.

«Сеем, так сказать, разумное, доброе, вечное»

– В октябре в галерее «Новое пространство» прошла выставка «Эмоции РОКовой Самары». Насколько объективно, по вашему мнению, она отражает жизнь самарской рок-музыки? На ваш взгляд, как человека, заставшего не одну музыкальную эпоху в городе, можно ли сегодня говорить о существовании рок-музыки в Самаре? Следите ли вы за ней?

– На выставке я не был. Видел только сюжеты в новостях. Поэтому ничего сказать не могу. А насчет рока в Самаре…. По-моему, рок-музыка есть в любом городе, в том числе и в Самаре. Если в клубах кто-то играет, а репетиционные базы забиты – значит, с этим все в порядке.

– Вас практически не услышишь на радио, разве что на станции «Время звучать!» или «Радио-Самара-Максимум», и то, как я понимаю, в специальных программах. Как достойному музыканту выжить, а слушателю найти свою музыку и не испортить вкус, когда радиостанции навязывают свой безальтернативный формат?

– А кто сейчас слушает музыкальные радиостанции? Мы, например, свою музыку сами распространяем всеми доступными способами. В сети, на концертах и так далее. Сеем, так сказать, разумное, доброе, вечное. У нас, кстати, тоже свой безальтернативный формат.

– Известно, что не только альбомы, но и каждую концертную программу «Контора Кука» продумывает особо, концептуально выстраивает. Что вы готовите для слушателей на концерте в клубе Party Hard?

– На этот раз мы обошлись без всяких концепций. Честно говоря, я и не знаю, о чем ты говоришь. Играем то, что успели отрепетировать. Какие-то песни вообще невозможно исполнить вживую по тем или иным причинам. Мы не так часто выступаем в Самаре, поэтому в Party Нard постараемся сыграть как можно больше. Почти весь новый альбом «Средняя Волга», альбом «Чек», который мало кто слышал в живом исполнении. Ну и самое лучшее с более ранних альбомов.