Сергей Чирков: «О Панине вскользь говорить не могу»

Звезда фильма «На игре» – о своих ролях и малой родине

08.10.2014 в 06:02, просмотров: 14399

 Когда-то его прославила роль Вампира в дилогии Павла Санаева «На игре». Некоторые до сих пор ассоциируют его с дерзким геймером, хотя за пять лет ролей он сыграл немало. В свои 30 лет Сергей Чирков редко дает интервью. Поскольку, по данным Сети, он - наш земляк, «МК в Самаре» не только обсудил его съемки в новом фильме «Борец», но и выяснил, что же связывает актера с Самарой.

Сергей Чирков: «О Панине вскользь говорить не могу»
Актера знают по роли Вампира в фильме «На игре».

 Висеть на тросике 12 часов

– В интернете в одних источниках вашим местом рождения называется Куйбышев, в других – Новокуйбышевск. Все-таки откуда вы родом? Вас с краем связывает только место рождения?

– Я родился в Новокуйбышевске, но очень мало прожил там в силу семейных обстоятельств, потом переехал с родителями в город Десногорск в Смоленской области, где окончил школу, и оттуда уже начал свой творческий путь. Но город Новокуйбышевск для меня – самое доброе, нежное и светлое воспоминание жизни на данном этапе.

Там похоронен мой отец, осталась моя родня, правда, мы общаемся с ней сейчас не так часто. Раньше я чаще бывал в Новокуйбышевске, обязательно приезжал в Самару, потому что безумно люблю набережную и «Дно». Поэтому у меня двойная родина: одна в Новокуйбышевске и Самаре, вторая – в Смоленской области. Но первые два города я считаю своим домом.

– Первой работой, сделавшей вас известным, стал фильм «На игре» Павла Санаева. Как сложилось, что именно вы сыграли Вампира?

– Пробы для фильма «На игре» проходили очень долго, около года: проект был большой, и к нему тщательно готовились. Когда они проводились, я учился в ГИТИСе на третьем курсе вместе с Нодаром Сирадзе – он впоследствии сыграл Яна в этом фильме.

Его сразу утвердили на эту роль. Когда мы виделись с ним в гримерках ГИТИСа, он рассказывал мне про то, что готовятся съемки кино про «Контру» (компьютерную игру Counter-strike – «МК») и про тренировки.

Меня тоже пригласили на пробы, и я сходил на них. Спустя год после начала проб, когда основной кастинг практически был завершен, меня повторно пригласили на пробы, и, видимо, звезды сошлись, и у нас получилась эта незатейливая картинка.

– Как я понял, вам не просто было вжиться в эту роль, ведь вы – не большой поклонник видеоигр.

– Нет. По сей день, если у меня хватает сил, я поигрываю. У меня дома стоит Xbox. Сейчас это отошло на задний план, а раньше я проводил большое количество времени за этим занятием.

Поэтому все, что касалось Counter-strike, было схвачено мной и другими артистами легко и быстро, тем более что все ребята были молодые.

Возникали другие трудности в процессе съемок: работать было интересно, но физически нелегко. Надо было летать, бегать, прыгать на протяжении года. Трюки выполнялись в зале, а потом переносились на съемочную площадку.

Конечно, здесь нужна была физическая подготовка, потому что провисеть на тросике 12 часов - поверьте - сомнительное удовольствие. Спасибо ребятам-каскадерам, которые выручали меня в нужный момент.

«Приходил без предупреждения»

– Вы учились во ВГИКе на курсе Андрея Панина. Почему оставили этот курс? Что важного для себя вы вынесли из общения с наставником?

– Я не могу говорить про Андрея Владимировича вскользь. Это не пятиминутный разговор. Я отучился у него год, потом перепоступил с актерского на режиссерский факультет с благословения Андрея Владимировича. Панин – человек с огромным творческим багажом.

Общаться с ним было одно удовольствие. Это случалось не так редко, потому что он, бывало, без предупреждения приходил к нам на занятия, садился в угол и наблюдал за нами. У нас во ВГИКе был очень маленький курс, и он уделял много внимания каждому из нас. Он был очень родной нам человек и нежно к нам относился.

После года обучения в мастерской Панина так сложились обстоятельства, что я был вынужден покинуть этот курс и поступить на режиссерский факультет РАТИ (ГИТИС) в мастерскую Сергея Женовача. Мы отучились год, и я понял, что мне хочется более основательно освоить профессию.

Поэтому перепоступил с актерского отделения на актерскую группу режиссерского факультета. Это позволило мне подойти к профессии не только с актерской, но и с режиссерской точки зрения, лучше понимать и правильно разбирать материал.

Я жалею о том, что мне не удалось поработать с мастером: когда я чаще стал появляться на съемочных площадках как артист, наши с Андреем Владимировичем творческие пути не пересеклись.

– В фильме «Остров ненужных людей» вы сыграли парня, который симулирует аутизм. Кроме сложной задачи воплотить такой необычный образ, вы там столкнулись с тропическими ливнями, сильной влажностью. Как вы справлялись с этими испытаниями?

– Человеческий организм приспосабливается абсолютно ко всему – к холоду, жаре, голоду и комфорту. В Таиланде мы снимали блок приключений героев на острове, и разговаривать в кадре я начал под конец съемок, потому что мой герой по сценарию немой.

Играть мальчика, симулирующего аутизм, было интересно, весело, а существовать в этом образе целыми днями – довольно заманчиво.

Самым сложным было абстрагироваться от мысли о том, что ты находишься в жарком месте, другой стране, другом мире, где все привыкли отдыхать, а тебе надо работать.

В джунглях, например, не побегаешь в обычных тапочках: нужно обувь приспособить так, чтобы не травмировать себя при этом и не обнаружить этого перед зрителем, чтобы передвигаться в комфорте. Хотя комфорт не всегда помогает в работе. А дискомфорт дает больше и часто именно те кадры, которые ты ищешь и ждешь.

Сергей Чирков не любит обсуждать личную жизнь.

«Кризис не в кино»

– Следите ли вы за современным российским кино? Как вы относитесь к словам о том, что оно сейчас переживает кризис и что мало снимается независимых картин?

– Авторских независимых лент у нас всегда было очень мало. И одним из людей, которые такие картины делали, был Алексей Балабанов. Сейчас формируется новая плеяда молодых режиссеров, и мы надеемся, что в скором времени их работы «выстрелят» на фестивалях.

У нас в стране продюсерское кино, я ничего не имею против разного кинематографа, но надо делать его так, чтобы претензий к нему не было. Моей сестре 11 лет, и для меня очень важно, что она смотрит по телевизору.

Я считаю, что нет кризиса в российском кинематографе. У нас нет нехватки режиссеров, артистов, операторов и оснащения киногрупп. Но есть кризис в другом – в понимании того, кто чем должен заниматься.

Если у тебя есть деньги, ты можешь снять любое кино, какое захочешь. Вопрос в том, кто его увидит и кто и что из него вынесет. После одного фильма можно пойти домой спать, а после другого поехать на Воробьевы горы – смотреть на звезды.

– В Сети почти нет с вами интервью. Вы не медийный человек?

– Не общаюсь, потому что пока не о чем. Вот постарею, «нарублю» ролей – будет, о чем говорить.

– Так сложилось, что первая ваша роль в кино была связана со спортом. Та роль, над которой вы работаете сейчас, тоже. Как складываются у вас отношения со спортом?

– Они складываются ровно настолько, насколько этого требует от меня работа и позволяет время. Например, если я читаю сценарий «Острова ненужных людей» и понимаю, что мой герой постоянно бегает, лазает по деревьям, даю физическую нагрузку на организм. Бегаю и, если удается, плаваю.

В раннем возрасте я любил заниматься плаванием, потом профессионально занимался дартсом.

Когда к 16 годам я увлекся КВНом и театром, заострил внимание на узком профиле. Но и в театральном вузе я получал нагрузку: четыре года существовал 25 часов в сутки в максимальном режиме. По крайней мере, так было у нас на режфаке, что дает стойкость к профессии и способность работать по 18 часов на площадке.

Игра в классику

– Есть ли у вас роль, которую вы еще не сыграли?

– По-моему, у меня неплохая палитра ролей. Но ролей, которых не было, еще больше. Хотелось бы, конечно, поиграть классику – Островского, Чехова. Поработать над ними и в театре тоже. Хочется больших кусков литературного текста, где нельзя подмять слова под себя, потому что классика требует к себе уважения.

– Сейчас вы снимаетесь у Нурбека Эгена в фильме «Борец» с Алексеем Чадовым и Оксаной Акиньшиной в главной роли. Кого будете играть? Как проходит работа над картиной?

– Это спортивная драма. На данном этапе проходят съемки в спортивном комплексе «Сибур арена» в Санкт-Петербурге.

Алексей Чадов играет в ней главную роль борца Вити, Оксана Акиньшина – девушку героя, и это главное сокровище нашей картины. А я играю Алика – спортивного менеджера Вити. Сейчас снимаем финальный бой, где герой Алексея бьется за любовь и честь Российской Федерации.

Надо отдать должное Алексею Чадову: я многому научился у Алексея Александровича. Чадов – очень серьезный и опытный артист и к работе подходит соответствующе, поэтому я получаю огромное удовольствие от работы с такими партнерами.

Еще у меня такие именитые коллеги, как Игорь Скляр и Антон Шагин. Таким небольшим количеством артистов, но большим киношным организмом мы трудимся над проектом с огромным удовольствием и рвением, чтобы вы увидели своего земляка в кино.

Надеюсь, получится интересная картина, и мы с вами увидим ее в Самаре.

– То есть велика вероятность, что вы приедете на презентацию картины в родной город?

– Хотелось бы. Есть такая практика, когда в разных городах проводятся премьеры фильмов с участием артистов. Когда шел премьерный тур картины «На игре», Самара была его в списке. Но, к сожалению, мне не удалось прилететь на ее презентацию. Стоял туман, и самолет не смог приземлиться. Я страшно расстроился, потому что не был долго на родной земле, а появиться не с пустыми руками мне было бы приятно. И если бы мне тогда сказали: «Бери пленку и прыгай», я бы прыгнул. Надеюсь, что в этот раз все получится.